Накануне Федеральной миграционной службой России в Госдуму был представлен законопроект социально-культурной адаптации, предполагающий создание специализированных центров, где мигранты смогут жить, изучать русский язык, историю и культуру. Правда, на какой основе будут формироваться такие центры не ясно. Однако даже это является признаком того, что государство, которое многие годы игнорировало проблему интеграции приезжих, наконец, решило что-то менять.

Учись и сдавай

В конце 2012 года вступил в силу федеральный закон № 185-ФЗ, обязывающий приезжих из других стран, устраивающихся на работу в жилищно-коммунальное хозяйство, розничную торговлю и бытовое обслуживание, проходить тест на базовые знания русского языка.

Тест довольно простой, в особенности для носителя языка. Однако для многих приезжих он становится не преодолимой преградой, и причиной тому является банальное незнание русских слов, а иногда даже букв.

— Дело в том, без знания русского языка невозможно взаимодействие с чиновниками, полицейскими, работодателями и ТД. Люди приходят к нам на экзамен, и наступает время написание письменных заданий, например, заявления на прием на работу или увольнение с неё — обычные документы из трудопроизводства — и у них наступает ступор,- объясняет Старостин Алексей Николаевич, директор Центра тестирования по русскому языку при УГГУ.

Но главное знание и способность свободно использовать язык необходимы, чтобы обезопасить себя в чужой стране. К примеру, от недобросовестных работодателей, которые на словах могут пообещать одну зарплату, а в договоре указать совсем другу сумму — гораздо ниже. А мигрант, не имея возможности прочитать текст, подпишет. «Язык это тот инструментарий, который, прежде всего, помогает обезопасить человека, и мы в эту проблемы стараемся инвестировать свое время,- считает директор тестового центра».

Чтобы решить проблему абсолютной неграмотности как правой, так языковой, и подготовить иностранцев к тесту во многих регионах страны были созданы курсы по русскому как иностранному. Например, в Екатеринбурге на базе Уральского государственного горного университета. Там каждый желающий за умеренную плату может пройти обучение для успешной сдачи экзамена.

К слову, в 2015 году планируется ввести тесты на знание российской истории и права.

Звонок юристу

Для оказания юридической помощи в Свердловской области работает горячая линия для мигрантов, созданная «Межнациональным информационным центром» на грант президента РФ.

—У нас три оператора, владеющих языками стран потока эмигрантов: традиционно в нашем регионе это выходцы из Таджикистана, Узбекистана и Киргизстана,- объясняет исполнительный директор «Межнационального информационного центра» Нурзида Бенсгиер.- Наши операторы студенты юридической академии. Они в совершенстве владеют основными темами, но поскольку не всегда могут ответить на все вопросы, потому нас консультирует так же аппарат уполномоченного по правам человека, и юристы сети «Миграция и право».

Становится больше самостоятельных женщин

С конца марта в Екатеринбурге начнет свою работу центр обучения для женщин мигрантов. Он будет абсолютно бесплатный, потому что создан все на тот же грант, но, к сожалению, пока что до июня. Программа центра включит в себя занятие по русскому языку (письменному и устному), юридическую консультацию, историю Екатеринбурга и интеграционную составляющую, которая расскажет новым жителям о том, какие в России нормы поведения и какие права у женщин.

— Согласно исследованиям женщины мигранты самые не защищенные люди, а с каждым годом процент женской эмиграции увеличивается: в 2009 году это было 10% от общего числа, сейчас же 25-30%,- рассказывает Нурзида Бенсгиер. Так же она отмечает, что раньше эмигрантки приезжали в Россию в составе семьи: с мужьями или другими родственниками, а теперь становится все больше тех, кто едет самостоятельно — тех, кто не замужем, — чтобы устроится на какую-нибудь работу — изменить свою жизнь. И именно они чаще всего подвергаются дискриминации и не только со стороны коренного населения, но и со стороны своих соплеменников.

— Женщина может выступать как тормозом, так и двигателем интеграции,- объясняет Старостин Алексей.- Если мать знает русский язык, то старается говорить с отцом дома по-русски, чтобы дети могли привыкнуть, почувствовать эту среду, и не испытывали проблем с двуязычием: легче делали уроки, легче разговаривали со своими одноклассниками. А когда наоборот, женщина не знает языка, то ребенок находится в ситуации жёстко билингвизма, и у него могут возникнуть очень больше проблемы с обучением в плане выполнения учебной программы. Если женщины будут знать наше законодательство, русский язык, культуру это будет стимулом для интеграции.

Интеграция со школьной скамьи

Школа является отработанным и успешным инструментом адаптации для детей мигрантов. Но это тоже было достигнуто большим трудом. В 2007 году Управлением образования создана городская сетевая инновационная площадка по теме «Разработка и апробация управленческих программ по внедрению технологий обучения русскому языку как иностранному для детей, не владеющих или плохо владеющих русским языком». Сейчас это целая сеть из нескольких общеобразовательных учреждений. Некоторые из них имеют статус опорного центра, способного оказать информационно-методическую поддержку педагогам по работе с детьми мигрантами. В 2008 году учителя Екатеринбурга были направлены на курсы повешения квалификации в Санкт-Петербурге. Там они изучили программу «Обучение русскому языку как неродному». Иногда школы внедряют собственные программы факультативных курсов: «Теория и практика написания сочинений», «Учись говорить» и ТД. Так же зачастую привлекаются старшеклассники, которые уже хорошо овладели языком,- они выступают в качестве переводчиков, помогая своим соотечественникам изучать с учителями русский язык.

Старостин Алексей Николаевич отмечает, что в образовательных учреждениях, где дети или студенты погружены в русскоязычную среду и значительную часть времени проводят в российском коллективе, если у них даже нет внутренних установок на интеграцию, они, так или иначе, овладевают языком, навыками межличностного общения для того, чтобы учиться и не быть париями. Как показывает практика, уже через два года учебы в российской школе ребенок-мигрант «переключается» с национальных традиций на российские.

***

Сейчас перед государством стоит задача не только контроля уровня миграции, но и обеспечения правовой защиты и культурной интеграции тех, кто уже оказался в стране. И работа ведется. В ней активно участвуют и посольства стран источников трудовой миграции и религиозные организации и некоммерческие фондамы, например, такие как «Межнациональный информационный центр», чья работа осуществляется на гранты и, к сожалению, теперь только российские из-за закона об иностранных агентах.

И самое главное, чтобы процесс адаптации проходил плавно, он не должен нести за собой разрушение или поглощение чужой культуры. Но и отторгать её тоже нельзя. Нельзя делать вид, что вокруг ничего не происходит и отворачиваться от «новых соседей». Потому что тогда — под агрессивным давление среды — люди могут замкнуться в своей общине. Интеграции не произойдет, а общество будет разваливаться на этнические группы и людей, которые живут в одной стране, но в совершенно разных и чужих друг другу культурах.